Связь:
+7 (909) 251-01-08
outcinema@yandex.ru
Санкт-Петербург, Ковенский переулок 14
 

ЛУИ МАЛЬ

Один из самых разносторонних режиссеров Франции Луи Маль ошибочно и однобоко причисляется лишь к «новой волне», якобы оставаясь в тени Годара и Трюффо. Однако это не совсем верно. На протяжении всего своего творчества Маль снимал в разных стилях, поэтому отнести его к определенному жанру невозможно. Этого режиссера интереснее рассматривать периодами, в каждом из которых его жизненный путь проецировался на кинопленку.

Начиная свою режиссерскую деятельность в 1950-х во Франции, пропитанной экзистенциализмом Сартра и Камю, Луи Маль снял свои первые документальные короткие метры, после чего был приглашен на борт судна Жака-Ива Кусто в качестве оператора и сорежиссера, где за год плаваний раскрыл свой потенциал. В 1956 году презентует свой первый полнометражный документальный фильм «Мир Безмолвия», который приносит ему ветвь Каннского фестиваля и открывает миру молодого увлеченного режиссера. Луи Маля интересовала действительность во всех своих проявлениях, он знал «все обо всем», читал много книг, английских и французских газет, интересовался политикой и наукой. Собирая факты и выстраивая из них действительность, он интерпретировал их в искусстве, складывал пазл своей реальности. Всеподавляющей страстью Маля была любознательность, именно поэтому ему удалось так преуспеть в документалистике. Он видел многогранность мира через объектив кинокамеры, а фильмы — отражение настойчиво-скрупулезного взгляда. На полгода Маль уезжал в Индию, где созерцал абсолютно новую среду, отличающуюся от привычной западной. О съемках сериала «Призрачная Индия» он пишет: «…тут я чувствовал фантастическую свободу: я даже еще не придумал план, а он уже есть перед глазами. Этого я никогда не забуду, после такой свободы, такого счастья, возвращение в студию — для меня нож острый».

Между путешествиями Маль неизбежно возвращался в кипящую беспокойством Францию. В эти периоды его действительность отражалась в провакационно-экзистенциальных работах с юношеским духом бунтарства.

В 24 года он снял «Лифт на Эшафот», после которого каждый его фильм не раз приводил к скандалу, но делал огромные кассовые сборы и удостаивался премий кинофестивалей. Как раз в это время Луи Маль «поймал» течение «новой волны» и шагнул дальше. В своих следующих картинах режиссер затрагивает смелые и провокационные темы инцеста, войны, диктата, революции, педофилии и изнасилования, чем шокирует публику и вызывает недовольство пуританской общественности. Но режиссера смотрят и ему верят, ведь тот тонкий психологизм, которого Луи Маль добивался художественными средствами выразительности в кино, говорил с зрителями напрямую, честно и красиво. Фантасмагоричные, иногда абсолютно абсурдные картины сменялись психологическими драмами, военной тематикой и феминистско-фрейдистским сюрреализмом, в каждом фильме чувствовалась рука мастера. Период творчества Маля во Франции можно назвать экспериментальным. Он настолько пластичен в выборе тем и средств передачи, будто каждый новый фильм начинал с установкой забыть о предыдущем. Талант его в полной мере проявлялся в стратегии разнообразия, и нигде в его раннем творчестве нет концептуальной вымученности или искусственности.

Следующий период Луи Маля освещён переездом в США, где его творчество приобретает новую форму. Однако, даже снимая классический криминальный триллер «Атлантик-Сити», режиссер использует авторские детали, которые задают фабуле новую трактовку. Наполняя клишированные ситуации своим «европейским» драматизмом в виде замедленного ритма и пауз, Маль снимает на голливудской почве французское кино, коллаборируя тем самым вещи, казалось бы, несовместимые.

После 10 лет в Америке режиссер возвращается на родную землю, чтобы снять главный фильм личного характера «До свидания, дети» и реабилитироваться во Франции после гонений за провокационный «Лакомб Люсьен».

Фильм-рефлексия на детство режиссера и впрямь приносит ему признание не только на родине, но и во всем мире: своеобразное «прощение» за юношеский максимализм. Сценарий — скорее личный дневник, а фильм — авторский комментарий к тому, что Луи Маль на самом деле хотел сказать в картине «Лакомб Люсьен». Позже Маль признается: «Для меня этот фильм („До свидания дети“) — самое важное из всего, что я сделал».

На протяжении всего творческого пути Луи Маль был верен своей любознательности. Его фильмография похожа на красочную мозаику из кусочков разного цвета и размера, в которой виден образ-портрет французского режиссера-экспериментатора.

ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
ЕЩЕ ТЕКСТЫ!
Made on
Tilda