Связь:
+7 (909) 251-01-08
outcinema@yandex.ru
Санкт-Петербург, Ковенский переулок 14
 

23 ФЕВРАЛЯ 2019
руслан ахметов

ИНТЕРВЬЮ С ЛИЗИ ТРАЙББЛ


23 ФЕВРАЛЯ 2019
РУСЛАН АХМЕТОВ

ИНТЕРВЬЮ С ЛИЗИ ТРАЙББЛ

«Он считал, что музыка Чайковского практически вернула его к жизни»: вдова Кена Рассела о «Других ипостасях», «Алисе» с Леди Гагой и русских мотивах в творчестве режиссера.

В честь показа одной из лучших картин неистового британского киногения Кена Рассела «Другие ипостаси» автор проекта «Культовое кино» пообщался с вдовой режиссера, мисс Лизи Трайббл. Она была супругой великого режиссера с 2001 года и до самой его смерти, успев с ним поработать в качестве актрисы.
Кен Рассел
Миссис Трайббл, я начну, пожалуй, с самого банального вопроса: каким из своих фильмов Кен Рассел гордился больше всего?
Кен любил все свои фильмы как родных детей. Например, если съемочный процесс был особенно сложным с технической точки зрения, то впоследствии это добавляло «баллов» картине в глазах режиссера. С этой точки зрения ему больше всего нравились «Влюбленные женщины» (1969) по роману Д. Г. Лоуренса. Съемки мюзикла «Томми» (1975) также прошли с «максимальной отдачей», и актеры там как на подбор.

Своим любимым детищем Кен называл то «Дикого мессию» (1972) про французского скульптора Анри Годье, на которого он был очень похож характером, то «Любителей музыки» (1971), отдающих дань уважения Чайковскому. Ему очень нравились и «Другие ипостаси» (1980), где наиболее ярко проявился его визионерский талант, правда, воспоминания о них были омрачены постоянными конфликтами с Пэдди Чаефски (автор романа и сценария к фильму - прим.). Своим шедевром Кен считал «Дьяволов» (1971), наиболее политизированный фильм в его карьере.
«Любители музыки» (1971)
А какую из его картин, по вашему мнению, можно назвать несправедливо недооцененной?
Пожалуй, это в полной мере относится к «Дикому мессии», фильме о великой силе творчества, созидающей вопреки бедности и общественному порицанию. Прокат фильма был организован из рук вон плохо. По достоинству не оценена и «Готика» (1986), посвященная истории написания «Франкенштейна». Еще стоит упомянуть «Шлюху» (1991), которую Кен снял как ответ голливудской «Красотке» и основанную на реальных фактах из жизни проституток. В особенности от недооценки страдает «Валентино» (1977). Кен говорил, что съемки с Рудольфом Нуриевым и остальными актерами дались ему так тяжело, что он годами не мог смотреть этот фильм.
«Валентино» (1977)
В субботу мы будем смотреть «Другие ипостаси». Вы не могли бы рассказать, чем был вызван конфликт между режиссером и сценаристом?
Кен и Пэдди были постоянно на ножах из-за того, что сценарист не доверял режиссерской интерпретации его текста, что негативно отражалось на работе над фильмом. Претензий к Чаефски как к человеку у Кена не было, и он скорее был огорчен, чем зол на него. Отстранить Пэдди от работы над фильмом было решением студии, поскольку своими действиями он буквально разваливал весь проект. Чаефски практически требовал, чтобы его роман был экранизирован дословно. Например, галлюцинации Джессапа под воздествием аяуаски описывались им как сплошная «черная пустота». Кен ответил ему, что не стоит показывать зрителям пустой черный экран. Ему постоянно приходилось защищать свое видение от нападок сценариста чтобы закончить фильм. Например, для одной из сцен Чаефски оставил указание: «Идет дождь». Кен не собирался ждать дождя в пустыне, где осадки не выпадали десятилетиями, и поэтому снял сцену в дневном свете. Пэдди захотел, чтобы этот несущественный эпизод был переснят, что обернулось бы для студии дополнительными затратами. Пэдди вышел из себя и потребовал убрать свое имя из титров, выразив таким образом свой протест. Для сцен, где произносятся научные речи, Кен велел актерам произносить свои реплики как можно быстрее, чтобы не замедлять темп фильма. Зная об этом, крайне забавно смотреть на то, как лихорадочно Уильям Херт и другие актеры ведут научные беседы, но выглядит это достоверно, поскольку воспринимается как энтузиазм первооткрывателей. Кен был настоящим гением от режиссуры.
«Другие ипостаси» (1980)
Актер Оливер Рид, судя по рассказам о нем, был явно трудным в общении человеком. Были ли похожи отношения между Расселом и Ридом на те, что были у Вернера Херцога и Клауса Кински? Легко можно представить, как они оба могли мнить себя Наполеонами на съемочной площадке.
Как и Вернер с Клаусом, так и Кен с Оливером были связаны прочными творческими связями. Но я не уверена, что Херцог был так же привязан к Кински, как Кен Рассел к Оливеру Риду. Кен боготоворил Оливера, и это чувство было взаимным.

«Майкл Уиннер (режиссер «Жажды смерти» с Чарльзом Бронсоном - прим.) дал мне работу в кино, а Кен Рассел открыл для меня искусство», часто повторял Оливер. Кен дал ему роли в своих ранних телевизионных работах о композиторе Клоде Дебюсси и художнике Данте Габриэле Росетти. Оливер был обеспокоен из-за того, что его лицо украшал шрам, полученный в пьяной драке, но на первом же прослушивании Кен спросил «Какой шрам?», дав понять, что его это нисколько не беспокоит.

Кен говорил: «Оливер был моим альтер-эго, куда более бесстрашным, чем я сам. Если бы я сказал ему «Прыгай в водопад», он бы нырнул туда, как лосось. Он звал меня Иисусом - не уверен, впрочем, что это было комплиментом. Наверное, из-за того, что я носил сандалии. На съемочную площадку он приходил трезвым и с идеально заученными репликами. На съемках «Дьяволов» он схитрил лишь однажды, спрятав свои реплики на латыни в куске хлеба, пустив его плавать в фонтане у алтаря. Я раскусил его обман и заставил повторить сцену снова. На съемках «Влюбленных женщин» он дал волю своей натуре, когда какая-то девушка помогала ему «подготовиться» перед съемками сцены с борьбой голышом. Будучи его близким другом, ты очень скоро узнаешь, что если он бросил тебе вызов в фехтовании или пьянстве, то не стоит рассчитывать, что можно сдать назад и остаться в живых. Приходится закрывать глаза и вслепую поднимать свой меч, надеясь, что все быстро закончится. Удача благоволила мне в этих состоязаниях, и мне удалось завоевать его уважение. Мы с ним были, что называется, на короткой ноге: мне достаточно было сказать «Настроение номер 1, номер 2 или номер 3» для сцены, в которой он должен был сыграть, и он обеспечивал необходимый уровень темперамента в кадре. Он предлагал появиться в бессловесных камео в «Диком месии» и «Малере», а я всегда был рад возможности с ним поработать. Я очень любил его».
Оливер Рид в фильме «Дьяволы» (1971)
Вы говорили мне, что приезжали с мистером Расселом в Москву. Не могли бы вы поподробнее рассказать мне об этом? А Санкт-Петербург вы посещали?
Кен приезжал в Россию несколько раз, в Петербург и Москву, в основном на кинофестивали. Для того, чтобы изобразить российские пейзажи в своих фильмах он перекрашивал деревья в «Любителях музыки» и заказывал глыбы льда для съемок «Мозга ценой в миллион долларов» в целях экономии средств, поскольку снимать за пределами Англии было бы очень дорого. Из России он привез огромный самовар и шубу из волка. Кен был просто одержим русскими композиторами: Чайковский, Прокофьев, Стравинский, Хачатурян, Мусоргский, Скрябин, Рахманинов, Римский-Корсаков и многие другие были его кумирами. Он даже записал радиопостановку своего сценария фильма о Скрябине с участием Оливера Рида, готовы были и сценарии о Стравинском и знаменитом хореографе Нижинском. Он считал, что русские композиторы своим творчеством дарят ощущение «неземной красоты». Кен считал, что русским близка его страстная натура, а ему - их. Он считал, что музыка Чайковского практически вернула его к жизни в девятнадцатилетнем возрасте, когда он испытал нервный срыв во время работы на торговом флоте. Классическая музыка стала его страстью: закрывая глаза и слушая ее, он представлял себе образы, которые вскоре воплотятся в его фильмах. Услышав Чайковского, он решил стать профессиональным балетным танцором и был принят в школу, поскольку мог прыгать вверх исключительно высоко. Его наставником был бывший преподаватель из Мариинского императорского театра по имени Михаил Стросигев, некогда участник дягилевской труппы. Кену доставались крупные роли, но ему пришлось выбрать карьеру кинорежиссера, поскольку театральную он начал достаточно поздно, в двадцатилетнем возрасте. Так мировой балет понес тяжелую утрату (хотя сам Кен так не считал).

Я была с Кеном на 25-м Московском кинофестивале в июне 2003 года, президентом жюри тогда был Сергей Бодров-старший. Кен также был в жюри и вручал награды, кроме того, в рамках фестиваля показывались некоторые его картины. Он был очень горд этим и говорил на пресс-конференции, что рад тому факту, что его фильмы легально показывают в России (советские кинокритики буквально растерзали скандальных «Любителей музыки» - прим.). Это был чудесный кинофестиваль. Кен и я провели много времени в музее Прокофьева и подняли множество тостом с Сергеем Бодровым. Кен и я пили водку с «Jolt Cola» (газировка с повышенным содержанием кофеина и сахара - прим.), пожалуй, немного перебрав, должна вам признаться. Также мы посетили выставку драгоценностей дома Романовых и яиц Фаберже. Кен купил книги Достоевского и Кафки на русском (про Кафку Кеном был написан сценарий фильма). Мы купили копию иконы «Троица, поскольку фильм Тарковского «Андрей Рублев» был одним из самых любимых у Кена. Вообще, он был поклонником всех его фильмов, включая «Сталкера», «Зеркало», «Иваново детство», «Солярис» и «Ностальгию». Огромное влияние на него оказал и Сергей Эйзенштейн. Он использовал кадры из "Октября" для фильма о Прокофьеве и вдохновлялся «Александром Невским» для «Мозга ценой в миллион долларов», также спрятав отсылки к «Ивану Грозному» в «Листомании» (1975).
«Другие ипостаси» (1980)
Не могли бы вы рассказать мне о наиболее интересных нереализованных проектах Кена Рассела? Была ли у него своя «Дюна» как у Алехандро Ходоровски, проект мечты, которому не суждено было сбыться?
«Святым Граалем» Кена, подобно «Дюне» для Ходоровски, были фильмы, которые он пытался «поднять» годами, возвращаясь к ним снова и снова, всякий раз терпя неудачу на разных этапах производства: «Секрет Бетховена», байопик о Николе Тесле, «Дракула», фильм об Алистере Кроули и его версия «Алисы в стране чудес» (один из нескольких сценариев Кена, основанных на творчестве Льюиса Кэролла). «Алиса» была на этапе подготовки ко съемкам в 2010 году - Роджеру Долтри, Леди Гаге и Кэтлин Тернер были предложены главные роли. Затем мы взяли небольшой перерыв, но вскоре Кен ушел в мир иной, уснув и не проснувшись никогда.

Для съемок «Других ипостасей» Кен, никогда не имевший дела с наркотиками, решил испытать галлюциногенный опыт, попробовав «магических» грибов. Опыт состоялся дома у актрисы Шелли Уинтер в Лос-Анджелесе, и обернулся для него настоящим бэд-трипом: его атаковал матрас из бассейна, а деревья и пальмы гнались за ним, а он спрятался от них за стеклянной дверью, а те все равно пытались до него добраться. С тех пор до самого конца жизни у него была фобия гигантских деревьев. «Они не очень-то нам рады. Я испытал их зловредные помыслы на себе», говорил он.

Суть в том, что Кену не нужны были наркотики. Его блестящее воображение и обостренная чувствительность сами по себе были бескрайней вселенной. Он мог видеть музыку. Он слышал, как кладут сахар в чай, находясь в двух комнатах оттуда. Он был смешным и милым. Было честью и удовольствием любить такого человека и жить с ним.

Интервью подготовлено Русланом Ахметовым.
Редактор: Лена Черезова.
ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Мы будем рады любому распространению этой статьи!
Поддержать «Кинотексты»
Любое Ваше пожертвование поможет развитию нашего независимого портала.
Также вы можете перевести любую сумму по Сбербанк Онлайн:

4817 7600 8370 3508
Made on
Tilda