Связь:
+7 (909) 251-01-08
outcinema@yandex.ru
Санкт-Петербург, Ковенский переулок 14
 
ЕЛЕНА ЧЕРЕЗОВА
5 ОКТЯБРЯ 2018

РАЗГОВОР С НАТАЛЬЕЙ КАЗУРОВОЙ

Лена Черезова провела беседу с Натальей Казуровой, кинообозревателем, писателем и лектором предстоящего цикла «История современного французского кино» в Out Cinema.
Здравствуйте, Наталья. Наше общение будет происходить в онлайн-режиме и без возможности выстроить традиционный диалог. Однако мне кажется, оно будет интересным и продуктивным.
Наталья Казурова, автор книги «Между жизнью и смертью. Заметки о творчестве Аббаса Киаростами».
К сфере Ваших основных профессиональных интересов относится изучение истории национальных кинематографов мусульманских стран. Оказала ли Франция влияние на этот кинематограф, если да, то в какой степени, если нет, то почему?
Да, безусловно, Франция всегда оказывала и продолжает оказывать значительное влияние на кинематограф стран мусульманского региона. Самые яркие режиссеры Ирана А. Киаростами и Турции Н. Б. Джейлан в своих интервью неизменно отмечали, что становление их авторского почерка происходило под сильнейшим влиянием фильмов французского режиссера-минималиста Р. Брессона. Стилистика фильмов иранской «Новой волны» в целом складывалась не только с оглядкой на итальянский неореализм, что бросается в глаза в первую очередь и отмечается всеми исследователями и самими режиссерами иранского кино, но и во многом благодаря опыту и экспериментам режиссеров французской «Новой волны», репортажному стилю сinéma vérité и идеям писателей и философов-экзистенциалистов (Ж.-П. Сартр, А. Камю и пр.).

Именно Каннский кинофестиваль активно продвигал иранское кино и превозносил иранских режиссеров до небес (Золотая пальмовая ветвь 1997-го года А. Киаростами за фильм «Вкус вишни»). Их картины и сегодня регулярно входят в основную конкурсную программу (чаще всего Дж. Панахи и А. Фархади) и завоевывают все новые призы этого престижного киносмотра. Турецкие авторы дважды становились лауреатами Каннского кинофестиваля. Первый раз Золото в Каннах получил в 1982 году творческий тандем Й. Гюнея / Ш. Гёрена за выдающийся образчик ближневосточного кино «Дорога». Позднее, уже в новейшей истории турецкого кино, приз взял Н.Б. Джейлан за картину 2014 года «Зимняя спячка». Культурный обмен между Францией и мусульманскими странами не прекращается. Более того, многие режиссеры с Востока в силу ряда политических причин находят на берегах Сены свою новую родину. Из Ирана во Францию, например, переехала семья всемирно известного режиссера М. Махмальбафа (сам М. Махмальбаф и его не менее известные дочери-режиссеры С. и Х. Махмальбаф и супруга М. Мешкини) и блистательная иранская актриса Г. Фарахани, одной из ярких актерских удач которой стала главная женская партия в фильме Д. Джармуша «Патерсон» (2016). Подобных примеров можно привести массу.
Аббас Киаростами получает Пальмовую ветвь на Каннском к/ф в 1997 году.
Какие Ваши любимые французские фильмы последних лет? Почему они Вам нравятся? Давайте ограничимся тремя примерами.
Всегда сложно выбрать. Особенно, когда есть из чего выбирать. Первым назову «Жизнь Адель» (2013) А. Кешиша. Я считаю, что это блестящее кино, которое сочетает в себе отменные актерскую игру и кастинг, а также плотный сюжет, который держит аудиторию в приятном зрительском напряжении. «Жизнь Адель» отличает современная живая режиссура, которая объединяет в себе злободневную натуралистичную съемку с традиционным эстетским подходом к кино. Да и вообще, А. Кешиш снял чуть ли не первый фильм не о и не для женщин, состоящих в однополых отношениях, а про любовь, взросление и становление личности. Неважно какого гендера его персонажи, главное, что между ними настоящее и обжигающее чувство. «Жизнь Адель» и Золотая пальмовая ветвь А. Кешиша 2013-го года – это чрезвычайно важные события фестивального движения. Этот фильм помог нам — зрителям и кинокритикам — «воспарить» над сумрачным «ползущим» реализмом, завладевшим миром в лице румынских режиссеров и братьев Дарденнов, и снова полной грудью вдохнуть воздух кино вымысла. Здесь надо четко понимать, что я сейчас не критикую творчество румын или братьев Дарденнов, конечно, нет. Я выступаю за разнообразие подходов к съемке. Кешиш показал, что можно успешно работать в «старом» кино с учетом новых технических достижений.

«Малыш Кенкен» (2014) Б. Дюмона. Нельзя составить список французских фильмов без упоминания этого режиссера — возможно, главного мыслителя и философа современного французского кинематографа. «Малыш Кенкен» — поразительно смешное кино от предельно вдумчивого и даже сурового режиссера. Его смелость, стремление к эксперименту и радикальная смена амплуа заслуживают большого уважения. «В тихом омуте» Дюмон отчасти повторяет стилистику «Малыша», поэтому я отдаю свой голос мини-сериалу «Малыш Кенкен».

Третий фильм – это сугубо личный выбор. Может быть даже уместно будет сказать женский выбор. Это картина М. Ле Беско «Мой король» (2015). Я давно не видела такой силы фильма о безысходном чувстве любви между двумя людьми. Я бы даже сказала, что это слишком надрывно и драматично для французского кинематографа, и, возможно, в этом и заключается его особенная краска на общем фоне французских фильмов о любви последних лет.
«Малыш Кенкен» Б. Дюмон, 2014
По мнению Антона Долина главными тенденциями кино XXI века являются девальвация авторства и сюжетности, желание говорить об этических, а не об эстетических проблемах современного общества, расширение географии кино, развитие кинематографа меньшинств. Согласны ли вы с критиком? Характерны ли эти тенденции для современного французского кино, если да, то в какой степени?
С Антоном Долиным здесь сложно не согласиться. Расширение географии кино очевидно – фестивали по всему миру пестрят фильмами национальных кинематографий из Румынии, Казахстана, Ирана, Турции, Китая, Филиппин и пр. Это же относится к кинематографу меньшинств (опять же не только гендерных, но и этнических и даже конфессиональных). Что касается девальвации сюжетности, авторства и доминировании этического над эстетическим я уже касалась этой темы в пояснении к выбранному фильму А. Кешиша «Жизнь Адель» в предыдущем вопросе. «Жизнь Адель» — осовремененное эхо того старого кино, по которому я порой начинаю скучать. Актуальны ли все перечисленные тенденции для современного французского кино? На мой личный взгляд, с одной стороны, безусловно, да. Потому что ткань французского кино буквально дышит современностью, режиссеры на лету схватывают тенденции и трансформируют их в своем творчестве. Однако, с другой стороны, французское кино все же очень «авторское» (специально беру в кавычки, так как термин «авторское» всегда вызывает много нареканий). Я подразумеваю сейчас под «авторским» кино тот факт, что каждый французский режиссер (по крайней мере первого порядка) имеет свое лицо. Невозможно спутать фильмы Б. Дюмона с фильмами Б. Бонелло, так же как вряд ли вы ошибетесь с режиссером, увидев первые кадры из картин Ф. Гранрийе. Полагаю, что французы успевают осмыслять современные тенденции и эстетизировать свои высказывания согласно времени. Фестивальные французские картины – это не поток визуальной фиксации действительности, как это часто можно видеть в работах режиссеров из прочих стран, а законченное предумышленное кино. Может быть поэтому в современном французском кинематографе нет пресловутой «Новой волны», которые принято находить то тут, то там от Аргентины до Китая. Во Франции же мы постоянно видим ярких авторов, каждый из которых по-своему оригинален, но при этом современен.
«Жизнь Адель» А. Кешиш, 2013
В анонсе к нашей лекционной программе Вы упомянули, что французские режиссеры «по-прежнему остаются законодателями киномоды». Кто же они — главные «киномодники» Франции, и какое влияние они оказывают на современную киноиндустрию, в частности на российский кинорынок, отечественное фестивальное кино?
По моим ощущениям среди российских ценителей артхауса это по-прежнему французская триада авторов Б. Дюмон, Б. Бонелло и Ф. Гранрийе. Правда, судя по афишам кинотеатров, среди зрителей остаются популярными скорее французские мелодрамы и легкие комедии. Публика хорошо реагирует на французских актеров: как на проверенные временем и прославленные имена К. Денев, И. Юппер и пр., так и на их более молодых коллег Л. Гаррель, М. Котийяр. Сегодня это, конечно, и Л. Сейду. Французское кино в России любят, а французских актеров любят еще больше. На Московский кинофестиваль по-прежнему приезжают заметные французские кинодеятели, а на церемонии закрытия «Послания к человеку» в этом году присутствовала звезда первой величины Ф. Ардан. Однако говорить о французском кино как о важнейшем факторе, влияющем на нашу киноиндустрию, я бы не стала. В большинстве случаев причина в том, что ему сложно подражать. В. Гай Германика попыталась в «Да и Да» (2014), в котором очевидны намеки на фильм Г. Ноэ «Вход в пустоту» (2009) — вышло плохо. В целом это сложно и непродуктивно. Зато за реакцией на наши картины в Каннах мы, разумеется, как и все, следим с большим волнением.
«Новая жизнь» Ф. Гранрийе, 2002
Делают ли молодые французские режиссеры какие-либо политические заявления в своем кино, как тот же Годар в 60-70-е годы? Как Вы в принципе относитесь к мнению, согласно которому кино не может быть аполитичным?
Когда я училась в университете, то мне очень хотелось думать, что кино может быть аполитичным, но с годами, к сожалению, утверждать это становится все сложнее. В Каннах дают призы за такие картины, как «Класс» (2008) Л. Канте или «Дипан» (2015) Ж. Одиара. Эти фильмы о социальных проблемах современного французского общества, а социальные проблемы напрямую связаны с политикой государства. Иранские режиссеры вынуждены эмигрировать, а если они эмигрировать не могут, потому что им запрещен выезд из страны как Дж. Панахи, то на Западе в знак солидарности им щедро раздают призы и, с моей точки зрения, далеко не всегда именно за художественные достоинства картины. Поэтому это действительно непростой вопрос. Изучая кинематограф с позиций теории кино (исследование ритмики фильма, монтажа, соразмерности кадров и пр.), как будто бы и можно избежать разговоров о политике, но как только мы касаемся сюжета, то в большинстве случаев сразу же становится невозможно опустить политический контекст и подтекст. Очевидно, на лицо вопрос подходов и оптики взгляда исследователя и/или зрителя. Современные французские режиссеры чаще говорят о социальных проблемах, чем непосредственно о политике. Они делают набросок современного им общества — трактовки и выводы остаются за зрителем. Хотя, разумеется, существуют и более явно политически окрашенные высказывания, и такие радикальные авторы, как Жорж Сильван и его фильмы.
Жан-Люк Годар на съемках «На последнем дыхании», 1960
Есть ли сейчас во французском кино «пишущие» режиссеры, то есть – в сравнении с журналом «Кайе дю Синема» – режиссеры-критики-философы?
Прежде всего, мне приходит на ум А. Тешине и Э. Грин. Грин одновременно теоретик и театра, и кино. «Пишущий» и «преподающий» режиссер, писатель. Правда, человек он не молодой, Э. Грину уже чуть за 70, так что он представитель скорее старой школы. Из более молодых авторов в разное время для «Кайе дю Синема» писали Л. Каракс и О. Ассаяс.
Леос Каракс, режиссер.
Встречались ли Вы с какими-либо стереотипами российских зрителей на счет французского кино? Если да, то с какими?
Главный и основной стереотип о французском кино, что оно романтичное и про любовь. Для многих зрителей картины К. Оноре подобные ленте «Все песни только о любви» (2007) — это идеальное французское кино. Второе клише касается убеждения в том, что французы снимают одни комедии. Видимо, это советское наследие по следам фильмов с Л. де Фюнесом и П. Ришаром. В наши дни эти два стереотипа подтверждаются такими фильмами, как, например, «Безумная свадьба» (2014). Правда, в последнее время складывается и новый образ французского кино — как будто все французское кино про мигрантов и с большим количеством мигрантов-актёров. Справедливости ради нужно отметить, что все эти стереотипы появились не случайно.
Луи Гаррель на съемках «Все песни только о любви», 2007
Спасибо за Ваши ответы, последний вопрос относится к истории кино. С какими эпохами/режиссерами/отдельными фильмами прошлого необходимо знакомиться, чтобы понимать современный французский кинематограф?
Чтобы понимать французские комедии, нужно смотреть французское немое кино, чувствовать природу мимов и клоунады, знать, что такое «Гран-Гиньоль». Чтобы понимать французские мелодрамы, нужно читать классическую французскую литературу и современные французские бестселлеры. Чтобы понимать французский артхаус, нужно обратиться к истории французского кино (импрессионизм, второй авангард, поэтический реализм, cinéma vérité, «Новая волна», творчество современных режиссеров), итальянскому неореализму, Новому Голливуду, раннему советскому кинематографу и читать хотя бы некоторых авторов «Нового романа». Кроме того, сегодня, безусловно, зачастую уже нельзя говорить о кино без учета компонента восточных культур, который становится все заметнее на карте французского кинематографа. Но если Вы хотите понимать такие фильмы, как «Малыш Кенкен» или «В тихом омуте», то лучше читать и смотреть все, что касается Франции.

Интервью подготовлено Еленой Черезовой.
Редактор: Варя Власова.

ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Мы будем рады любому распространению этой статьи!
Поддержать «Кинотексты»
Любое Ваше пожертвование поможет развитию нашего независимого портала.
Также вы можете перевести любую сумму по Сбербанк Онлайн:

4817 7600 8370 3508
ДРУГИЕ ТЕКСТЫ АВТОРА
Made on
Tilda