Связь:
+7 (909) 251-01-08
outcinema@yandex.ru
Санкт-Петербург, Ковенский переулок 14
 
АНАСТАСИЯ КАЯНОВА
6 НОЯБРЯ

ГАСПАР НОЭ

О режиссере фильмов «Вход в пустоту», «Любовь» и «Экстаз».
Разговор о современном французском кинематографе не может не коснуться темы творчества не совсем французского режиссёра Гаспара Ноэ. Прожив до 17 лет в родном Буэнос-Айросе, Гаспар с семьёй переезжают в Париж, где будущий режиссёр получает кинематографическое образование и активно изучает философию. Так или иначе, но имя Гаспара Ноэ прочно ассоциируется именно с Францией.

Что же делает его именно французским режиссёром? Отмотав историю на пятьдесят-шестьдесят лет назад, мы оказываемся во Франции, где наряду со многими социальными, политическими и культурными преобразованиями, происходящими в стране, всё большую силу набирает сексуальная революция. Кинематограф в это время старается максимально раздвинуть рамки изображаемого в фильмах и слиться с самой реальностью, что неминуемо приводит к тому, что и сцены любовных взаимоотношений на экране становятся всё более и более откровенными.
Слава «бунтарей» закрепилась за французами ещё задолго до студенческих восстаний, которые потрясали Париж в шестидесятых годах XX века. Великая французская революция 1789-1791 годов привела к тому, что по волеизъявлению народа с плеч слетела голова французской монархии.

Смелость французского народа проявлялась тогда не только в политике. Вспомним, что в это же само время – во второй половине XVIII-начале XIX вв. – пишет свои откровенные вирши скандалист и бунтарь Маркиз де Сад. На первый взгляд его произведения наполнены лишь извращениями и жестокостью. Но это лишь на первый взгляд. Благодаря провокационности, откровенности и злободневности, которыми наполнены произведения де Сада, он прочно вписал себя в современное культурное пространство.

Произведения Гаспара Ноэ, также как и творения его скандального земляка, идут вразрез с установленными цензурой рамками. Начиная с первой полнометражной работы «Один против всех» (1998), да и в последующих картинах, Ноэ балансирует на грани между откровенным порнофильмом и прекрасным произведением эротического искусства. Тут, пожалуй, стоит разобраться, что же не даёт права назвать картины Ноэ обычным порно. Обилие неона, психоделическое звуковое сопровождение, камера, движущаяся в завораживающем шаманском танце заставляют зрителя вплотную приблизиться к внутреннему состоянию героев фильма. Собственно говоря, в этом и состоит главная задача режиссёра – погрузить зрителя в психологический мир своего персонажа, будь то наркотический угар в картине «Вход в пустоту» (2009), болезненное напряжение ленты «Необратимость» (2002), или же любовная лихорадка в «Любви» (2015).
Раскрывая темы сексуальности и жестокости, Ноэ расширяет рамки того, что принято считать в кинематографе допустимым для показа, также как это в своё время делали французские кинематографисты конца 50-х начала 60-х годов XX века.

От фильма к фильму Ноэ методично продолжает использовать одни и те же приёмы: через взгляд «плавающей» камеры зритель видит разгул человеческих пороков в кислотной атмосфере мигающих неоновых вывесок. Может возникнуть подозрение, что всё творчество Гаспара Ноэ можно свести лишь к этой выверенной манере, к стильной «картинке». Но здесь есть одно «но».

Не стоит забывать, что после получения кинематографического образования в парижском коллеже, Ноэ не сразу приступил к режиссуре — прежде он решил посвятить время более глубокому изучению философии. Здесь мы снова сталкиваемся с явлением чисто французского менталитета. Философия для французов является больше, чем просто гуманитарной наукой. Для них это неотъемлемая часть повседневной жизни. Начиная с шестидесятых годов XX века, когда в философии господствовал структурализм, а вскоре за ним и постструктурализм, философы были активно интегрированы в публичную жизнь. Более того, именно философами (Ж.-П. Сартр, А. Камю, Л. Альтюссер, К.-Л. Стросс, Г. Дебор и др.) была подготовлена база для майских восстаний 68-го года, в которых они сами же и участвовали.
В фильмах Гаспара Ноэ, безусловно, присутствует философия, но это философия, тяготеющая скорее в сторону психоанализа З. Фрейда и в ещё большей степени в психоанализ Ж. Лакана. К этому также примешивается увлечение автора восточными религиями. Я считаю, что просмотр фильмов Ноэ не должен сводиться к чисто визуальному употреблению психоделического «коктейля», сдобренного отменным звуковым сопровождением — здесь также необходим глубокий философский анализ, который позволит открыть новые уровни в картинах этого провокационного французского режиссёра.

Автор текста: Анастасия Каянова
Редактор: Варя Власова
ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЕЙ
Поддержать «Кинотексты»
Любое Ваше пожертвование поможет развитию нашего независимого портала.
Также вы можете перевести любую сумму по Сбербанк Онлайн:

4817 7600 8370 3508
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ
Made on
Tilda